Поэмы

Стихотворения

Самые ранние стихотворения - озлобленные на жизнь, вырубленные топором вирши, выжившие после моего геноцида - 2/3 вообще выкинул. Ближе к середине списка, они становятся более зрелыми и отчетливо видно, как изменяется личность и система ценностей стихоплета. Но большинством я все равно недоволен.



            ТЕАТР

Светом слепящим софиты горят,
Публика в зале в волненьи -
В театре Всевышнего бал-маскарад,
В театре идет представленье.

В тексте сценария твердой рукой
Роли расписаны жестко:
Этот - могучий и добрый герой,
Этот - мещанин неброский.

Гнаться не надо за смыслом простым,
Сцена - источник морали.
Лица проходят одно за другим -
Господь сегодня в ударе.

Но что это? Гул одобрительный стих,
Зритель застыл напряженный.
Кружит под куполом листиков вихрь,
Комик кричит, раздраженный:

- Что за сценарий?! Полный аншлаг!
Кошмар, разитить твою маму!
Все, до свиданья! - сказал, сделал шаг -
Упал в оркестровую яму.

А следом и трагик бросает свои:
- А кто драматург, друг Гораций?
Не знаю такого я, - шаг кругом, и
Исчезает в пыли декораций.

Уходят со сцены гримы и маски,
Есть каждому, как оправдать
Себя. Глохнет музыка, кончились пляски.
Уйти просто - трудно играть.

Я скромный актер в спектакле Творца,
Моя роль - молодого повесы,
Но я доиграю ее до конца,
Я дождусь завершения пьесы.



         ПАНЕГИРИК УВЛЕЧЕННОМУ...

Я куплю себе двустволку и обойму разрывных,
Сух-пайком рюкзак затарю, чтоб хватило на двоих,
Запасусь большой гранатой, и на пояс нацеплю,
И начну войну во имя той, которую люблю.
Нацарапаю шурупом ее имя на стволе,
Чтобы знали мои жертвы - что ценю я на земле.
Кину за спину базуку, привяжу к запястью нож -
Кто загонит меня в угол, удивлю: меня не трожь!
Проведу разведку тихо по законам полевым,
Неприятеля завидя, брошусь с кличем боевым:
"Мать твою!"... нет, лучше "Чебур!" или даже "За Станкин!"
И с широким взмахом шашки побежит адреналин.
Первый враг! В фонтане крови голова летит долой.
Я уже другого вижу. С регистрацией? Чужой!
Быстрым шагом подбегаю и промеж зубов вставляю
Ствол стальной, жму на курок, и на запад, на восток
Ветер выстрел мой разносит - все, что было в котелке,
Стало частью натюрморта "Ланч охотника в леске".
Долго с этим разбирался - взвод омоновцев идет.
Сзади странное движенье. Гады! Ставят миномет.
Затяну куплет задорный, кинусь в бой изо всех сил,
Шум, пальба, ругают матом, кто-то ногу отдавил.
Где же этот мой обидчик? Подойди сюда, милок.
На тебе в сапог лимонку, чтоб людей топтать не смог.
Вот и все - десяток трупов, старый армор мой пробит,
Щас сниму себе с сержанта, все равно сержант убит.
Армор мертвому не нужен - все равны на небесах,
Ну а мне как раз он впору, только тесноват в плечах.
При моих при габаритах бронь Шварцнегера нужна.
На моей спине широкой славно смотрится она.
Блин, пока хлебалом щелкал и обновку примерял,
Занимался мародерством, кто-то танк ко мне пригнал.
Дулом в рыло мне пихают, в дуле пыльно и сквозняк.
Возмущен я - дулом в рыло!? За ничто! За просто так!
Отомщу за оскорбленье - шиш водиле покажу,
И потужившись маленько, пушку в узел завяжу.
Что, братки, облом? Не ждали?! Слышу, рация строчит.
Это местный доктор Морзе по эфиру SOS стучит.
Вызывает самолеты, транспортеры, корабли,
И морпехов два отряда, чтобы справиться смогли.
Стиснув зубы, брошусь в схватку - пусть последняя она.
В руки вам живым не дамся, не надейтесь! Ни хрена!
И израненный, при смерти, со слезами на глазах,
Прошепчу святое имя, и умру и ним на устах.
А когда друзья к могиле с бренным телом подойдут,
Скажут: "Б..дь, какое сердце закопали мы вот тут!
Шел на подвиги во имя - дай бог каждому так жить,
Столько совершил деяний! Надо же - ТАК "Quake" любить!!!"



Вся вселенная в глазах.
Бездна.
Изумрудные просторы
Манят.
Бьюсь, запутавшись в сетях.
Поздно.
Розовых шипов уколы
Ранят.

Отпустите, пауки
Смерти.
К Ангелу звезды зеленой,
К воле.
Я погибну от тоски
В сердце,
С этой стороны огромной
Боли.

Там душа моя живет -
В грозах.
Лишь бы разорвать мне путы
Эти -
Понесет водоворот
Звездный,
Позади оставлю мутный
Ветер.

Я мечтательный чудак
Взрослый.
Пусть я захлебнусь в потоке
Высшей власти,
Все же лучше, чем вот так
Просто
Умереть тут - на пороге
Счастья.


Детски-наивный стишок 19-летнего "Ромео".


   СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ

А намедни мне приснилось,
Будто я собакой стал.
Ты у зеркала крутилась,
Я из миски суп лакал.

Вот деталей я не помню.
По сложенью вроде дог,
Питбуля характер темный,
А по возрасту - щенок.

По уму - балбес балбесом,
По лохматости - терьер.
Ночью дрых под занавесом -
Охранял твой интерьер.

Утром на кровать взбирался,
Руку преданно лизал,
Уходила умываться -
Я тебя покорно ждал.

А еще любил моменты,
Когда мы гуляли вместе.
А случались инциденты -
Мы решали их на месте.

Даже помню индивида -
Этот странный мутный тип
Подошел к нам с наглым видом
И пиявкою прилип.

То ли начал приставать он,
Или просто оскорбил,
Я же бросился на гада
И хозяйство откусил.

На любимые колени
Вечером я лапы клал.
Гладила меня тихонько,
Пес твой ласково рычал.

А проснулся я тоскуя,
И подумал в этот миг:
Жизнь собачью хочу я
Провести у ног твоих.


Пока бил юношеский энтузиазм, ставил опыты с использованием нестандартных размеров.


                    КРЫЛЬЯ

Редкая птица долетит до середины Днепра,
Редкий человек перенесется через могучую реку
(Редкий человек вообще полетит, как птица).
Впрочем, если встать, зевнуть, поразмыслить, прямо с утра
Определиться - можно уподобиться известному греку,
Икару то бишь.  Главное - знать, к чему стремиться.

Установить мишень на подходящей дистанции
И самозабвенно палить по объекту изо всех хлопушек.
С каждым точным попаданием - непонятный зуд
Меж лопаток, и какой-то предмет - странный, глянцевый
Из кожи вылазит. Огреть бы его какой-нибудь из пушек...
Крылья это, крылья! Хотя чаще рога растут,

Но из другого места и у других персонажей.
А новыми крыльями так хочется захлопать, расправить их,
Подняться повыше над надоевшей серостью
И ласточкой над миром промчаться, чтоб видел каждый,
Как блещет на солнце новый орган. А ты можешь еще двоих
В небеса поднять, поразив всех своей дерзостью.

Снизу кричат: "Наглец, опустись, не таких ломали!"
Чертовы пророки, да вы не знает, что такое ЛЕТАТЬ,
А не плыть, нон-стопом срывая кусочки жизни,
Ладно своей, а то какого-то там генацвале.
Может на брюхе ползти, с каждым камнем поминая чью-то мать
Больше свободы вам нравится в вашем снобизме?

Вроде неправы, ан нет,  все как в сказке - и солнце тут
В затылок пинает жарким лучом по установленной схеме,
За плечами что-то плавится и гарью несет,
А трава и деревья в свои объятия зовут.
И пребольно ударившись оземь все думаешь о проблеме:
"А зачем тебе нужны были крылья, идиот?"


© Стансы для Турнира, 2012-2021  Карта Сайта
Цитирование текстовых материалов разрешается только с указанием ссылки на сайт.
Полная или частичная публикация допустима только с ведома автора. Разработка: ОфисКИПЕР.
top